Instagram

суббота, 26 марта 2016 г.

Сегодня мы похоронили Феликса...

Феликс родился на День влюбленных, 14 февраля 1970 года. Когда он работал в моей студии, мы всегда шутили, что он - символ, и все влюбленные в первую очередь приходят фотографироваться к нему. В реальности, было наоборот - любви ему не хватало, он искал ее долгие годы. У него была нежная душа, молчаливая. Чаще он предпочитал оставаться на вторых ролях. По-настоящему он раскрывался только в своих портретах. Девушки у него становились неописуемыми красавицами, с яркими, полными света глазами. Он был прекрасным визажистом, и умение видеть тонкости макияжа применял и в ретуши своих портретов на компьютере. Продавать себя он совершенно не умел: его легко можно было уговорить работать и в полцены, и задаром. Клиенты часто этим пользовались. Помню, бывало, должны придти молодожены заказывать его на свадьбу - так я его отправлял из студии и сам показывал его работу. В результате его гонорары были довольно высокими. Отношение к съемке у нас с ним было разное: я люблю, чтоб в момент нажатия на кнопку картинка была совершенной и законченной, у него же, когда я просматривал отснятые материалы - часто хватался за голову от безалаберности и хаоса. Но Феликс садился за постобработку, мог неделями не вставать, и результат меня приятно поражал: картинка действительно становилась "вылизаной" от и до.

С каждой девушкой он мог возиться по много часов, менял фоны, придумывал какие-то фантастические схемы освещения. В результате, его работа смотрится актуально и свежо сегодня, и, я уверен, в будущем тоже не потеряется...

... Сегодня мы Феликса похоронили. Оба раза, когда выносили гроб для прощания: возле дома и непосредственно перед погребением, на кладбище, - сумрачная погода расступалась и выходило яркое солнце. Такое яркое, что резало в глазах..

А когда до могилы осталось несколько шагов, все, кто его знал, кто был рядом, зааплодировали. Именно так по традиции провожают в последний путь ярких, творческих, талантливых, неординарных людей.

И где-то из-за леса вспорхнули птицы.

И не разобрать было, то ли это люди хлопают в ладоши, то ли птицы хлопают крыльями, поднимаясь в весеннее небо все дальше от этой никчемной земли...

Мне не было ни грустно ни тревожно. Феликс был светлым, и, думаю, его дальнейший путь будет светлым...


P.S. А то, что никто не заметит нашего ухода - к этому выводу я пришел уже давно...
Может для кого-то и будет новым мое небольшое эссе из книги, где описываются размышления, как придет этот завтрашний день без нас. Без каждого из нас...