Instagram

пятница, 21 октября 2016 г.

Святые, которые живут среди нас...

Фрагменты из книги Леи Алон (Гринберг) "Вечный огонь".

(...) «Хотите знать, что такое хасидизм? – спрашивал Бешт (Бааль Шем Тов). – Слушайте. Я расскажу вам. Один кузнец, мечтавший о собственном деле, купил наковальню, меха, молот и взялся за дело. Но вот беда: горн никак не разгорается! "Что же это такое?" – спросил он старого кузнеца. Тот вздохнул в ответ: "Всё есть у тебя для работы, кроме искры."
Искра – это и есть хасидизм» (...)

(...) Сколько километров пути исходили наши мудрецы и праведники в полях и лесах, сколько молитв обратили к Всевышнему. В минуты такого одиночества написал раби Нахман из Брацлава свою «Песню трав»: «Если бы человеку дано было услышать песнопение и славословие трав, он услышал бы, как каждая травинка поёт песнь Всевышнему». Он писал, что зима подобна младенцу в утробе матери, лето же напоминает роды. Зимой травы и растения умирают, потому что силы их иссякают, а когда приходит летняя пора, они вновь пробуждаются. Прекрасно тогда поле и прогулки в поле, и голоса пробудившихся трав. Он любил тишину и хасидам своим говорил, чтобы шли молиться в поле. «Главное в уединении и в беседе между человеком и его Властелином – такая полнота самоотдачи, при которой душа готова вот-вот оставить человека, упаси Бог!» Сам он исходил эти места вдоль и поперёк. Поднимался на самую высокую вершину и там, в лощине, в раздумьях проводил долгие часы. Бывало, сидел на берегу реки, заросшей осокой и тростником, предавшись созерцанию. А вокруг – никого. Только лес. И шёпот деревьев, и голоса птиц (...)

"Я хочу, чтобы моей Суре было тепло..."

Предисловие. Статья Тамары Малиновской перепечатана из газеты "Факты" от 12.08.2000 г. В ней рассказывается о встрече с семьёй Лейба и Суры Диккерман, когда мэр Винницы с делегацией приехал в Брацлав, чтобы поздравить супружескую чету с 75-летним юбилеем свадьбы. В составе делегации был известный фотограф, Анатолий Машевцев, который сделал эти два портрета (недавно прошла его встреча с моими студентами).
С Лейбом Дикерманом у меня прямая родовая ветвь — он родной брат моей прабабушки Фрейды бат Хаим Дикерман (в замужестве Уманской, 1896-1968), мамы моей бабушки Доры (прадед: а-рав Авроом бен реб Довид а-коген Уманский, 1894-1956, юрцайт 7 Элул 5716).

Когда я был маленький, в тёплое время года, из городской винницкой квартиры родители привозили меня в Брацлав к дедушке Давиду Файну (21.02.11-15.05.1988) и бабушке Доре (15.11.1915-12.06.1979), папиным родителям. Среди прочих детских воспоминаний, память хранит и впечатления о дедушке Лейве и бабушке Сурке (так их все называли). Они жили недалеко, и я часто бывал у них в гостях. Иногда бабушка посылала меня к ним с каким-то поручением, иногда мы с сёстрами - Файкой, Аллочкой и Людкой - заглядывали сами. В доме стоял неубиваемый запах керосина. Он был на всём, в том числе и на пряниках, которыми нас, детей, всегда угощала бабушка Сурка. Надо сказать, что миска с пряниками (тазик) тогда был в штетле, наверное, в каждом доме. Помню, как в детском садике я рассказывал страшилку, будто бы сгорел наш брацлавский дом, и из пожара удалось вынести только цветной телевизор и тазик с пряниками. Воспитательница заподозрила неладное, и вечером меня ждала от родителей взбучка...

Подробнее о жизни деда Лейвы и бабы Сурки, прекрасно написано в статье. Статья приводится без сокращений:

На фоне пожизненной войны...

Перебирал архивы и нашёл неопубликованный снимок 2014-го года, с любимой, возле Храма книги (ивр. היכל הספר Heikhal HaSefer), расположенный возле холма Гиват-Рам в западном Иерусалиме, где хранятся Кумранские свитки Мёртвого моря - древнейшие в мире рукописи Библии. Само здание напоминает по форме кувшин, в котором были обнаружены свитки, а купол символизирует "сынов света, ведущих пожизненную борьбу между добром и злом".
Жаль, что внутри оригинальных свитков не оказалось - они были заменены на копии. И это неправильно, потому что, например, лично я проделал долгий путь, чтобы всмотреться в их мельчайшие детали, вслушаться в их голос, впитать их дух.
Погода в тот день была грозовая: ветер нёс в себе пустыню - её вечное и неспокойное дыхание...


#heikhalhasefer #храмкниги #гиватрам #иерусалим #jerusalem #zoriyfine #kumran #israelmuseum #музейизраиля #wadiqumran #qumran #qumranscrolls #qumrancaves #shrineofthebook #deadseascrolls #bible #библия