Instagram

понедельник, 31 июля 2017 г.

Уверена, что еще не раз буду перечитывать её...

"Книга "Кофе-брейк с Его Величеством" меня впечатлила и заворожила, я просто ее "проглотила". Мне было приятно получить книгу из рук автора с автографом.  Дорога до Киева пролетела, как одна минута. Я погрузилась целиком и полностью в истории, рассказы, заметки, эссе. Написано легко, интересно, богато, стиль и слог письма изумительны. Фото Зория приносят массу удовольствия. Мне было приятно рассказывать своим знакомым о самом писателе (насколько я его знаю). В далекие 80-е годы мы росли в одном дворе). Я была знакома с семьей Зория, это интеллигентные, умные и творчески богатые люди.

Читая книгу, я как-будто путешествовала с Зорием и погружалась в его впечатления, радость, боль. Вместе с ним я переживала и плакала, у меня болела душа и накатывались слезы. Я очень остро чувствую боль еврейского, да и любого другого народа, который столько страдает. Хочу пожелать Зорию написать еще много прекрасных книг, которые принесут людям удовольствие и помогут взглянуть на мир по-другому. Крепкого Вам здоровья, счастья, любви, семейного тепла, творческих успехов. Храни Господь Вашу семью и Вас. Спасибо за полученное удовольствие. 

P.S. Уверена, что еще не раз буду перечитывать её."

Елена Бохенко, Винница, Киев.

История Винницы в одной семье


Уникальный фотодокумент: первоначальный памятник жертвам расстрелов винницких евреев в Пятничанском лесу (территория нынешнего Зелёного хозяйства), и мои родственники читают над братской могилой Амулэ ("Аль Мале Рахамим", поминальную молитву). Вторая слева - моя прабабушка Соня Лехтер. Здесь лежит её свёкр, семидесятичетырёхлетний старик Ицхак-Моше Лехтер. По левую руку от неё, с Сидуром в руках, Шмил Малиц. Рядом с ним, в белой шляпе - его племянник, Давид Малец, военный лётчик, в лётной книге которого задокументировано 385 боевых вылетов во время Второй мировой войны, шурин моего деда. Рядом с ним - его старший брат Анатолий Малиц и Тома, невестка Шмила. (Написание гласной в фамилии чиновники поменяли). Здесь похоронены также родители Давида - Шлойма и Сурка Малиц, и сестра Шлоймы - Рая. Переживший войну Шмиль читает Амулэ по родному брату и сестре и по моему прапрадеду.

А як вважаєте ви: краще цей меседж залишити в цій послідовності, чи в зворотній?


воскресенье, 30 июля 2017 г.

На каждой странице слышна музыка его сердца...


На днях прочитал книгу нашего современника - фотографа, журналиста и  композитора Зория Файна - «Кофе-брейк с Его Величеством». Невероятно сильно и вдумчиво написанная книга, начинающаяся с путевых заметок автора. Эти путевые заметки - всего лишь вступление, словно набросок на картине, на которую впоследствии художник наносит точным движением замысловатые мазки, или начало симфонии, после которого музыкант воспроизводит сложнейшие  и тонально богатые переходы самого произведения.  С этих заметок начинается дорога,  дорога длинной в целую жизнь, наполненную достижениями и потерями, радостью и горем, любовью и поисками ее. Это даже не дорога жизни, а дорога его души,  души разностороннего и бесконечно талантливого человека, с большим человеческим опытом, колоссальным трудолюбием и тонким художественным восприятием мира. На каждой странице слышна музыка его сердца. 

Романтизм, поиски себя, осмысление происходящего вокруг, мир природы, семьи, учителей, друзей – все это, как аккорды, которые проникают в сердце читателя и ведут к собственным размышлениям. К отдельным главам и отрывкам хочется возвращаться снова и снова. Эта книга, к слову, написанная богатым русским языком, который не так часто встретишь в наше время, – большое испытание для автора, поскольку она честная в его переживаниях и умозаключениях, которые всегда даются нелегко. И Зорий с  честью выдержал это испытание и как художник, и как человек.  После этой книги мне представляется только одно: как я сижу в концертном зале, и Зорий играет на рояле, возвращая меня к прочитанному. 

Низкий поклон автору за возможность понять не только его, а прежде всего - самого себя, прочувствовать время, в которым мы живем, все упущенное и все приобретенное.


Александр Красоткин
Журналист, художник и поэт.

27 июля 2017г.

суббота, 22 июля 2017 г.

Фонтан

Мой любимый с детства фонтан в центральном парке #Вінниця.
Снято сегодня (22.07.17) телефоном.
#zoriyfine


Кусочек мыла

Не мог удержаться от этой красоты! Мои друзья делают мыло, ручной работы. Сегодня принесли несколько кусочков. Пахнут - как спелые фрукты с мёдом!

Я большой фанат мыла, вообще не пользуюсь гелями для душа. Мой брат не даст соврать - в Германии я сразу по прилёту бегу в магазин L'Occitane за мылом. На цену не смотрю.

Очень надеюсь, что сегодня у меня появилась альтернатива!

P.S.Снято только что мыльницей на куске ватмана.
P.P.S. Контакт мастера: Ника Билаш.


пятница, 21 июля 2017 г.

Дарю тебе эти цветы...

У меня хранятся все детские рисунки, грамоты, открытки и табеля.
Сегодня вот нашёл в старых бумагах...

Дарую тобі ці квіти!
Яскраві зірки та мрії!
Щоб ти мав великі надії!
І завжди любов у серці!

(Дарю тебе эти цветы
Яркие звёзды и мечты
Чтоб ты имел большие надежды
И всегда любовь в сердце)

Скорее всего, диктовала учительница. Но написано без ошибок.


четверг, 6 июля 2017 г.

Борис Файман

В США 03.07.2017 (9 Тамуз 5777) трагически погиб мой троюродный брат, Борис Файман. Он ехал с женой на мотоцикле, и его сбил пьяный (2,15% алкоголя в крови) водитель пикапа. Боря погиб на месте. У него осталась тринадцатилетняя дочь София Белла. Боюсь представить себе состояние его 80-летней матери, тёти Раи, и сестры Майечки!

У меня нет слов...

R.I.P.

Борис был внуком самого старшего брата моего деда Дувыда, Шлоймы Файна. У их родителей была трагическая судьба: отец, Хаим, погиб во время еврейского погрома в 1919 г, мать, Бейла, погибла в концлагере "Мёртвая петля". Шлойма умер в 1971 году, буквально, через несколько месяцев после рождения Бори.