Instagram

понедельник, 18 марта 2019 г.

Старина Гёте

Вы думаете, я их коллекционирую? Кто-то спрашивал, сколько их у меня?
Отвечу: В1 английский, В2.1 немецкий (Гёте-институт), В1 идиш (оканчиваю в мае Sefer), свободно - украинский, родной - русский.

Сегодня получил А2 польский с оценкой за итоговый экзамен "celującą" ("отлично). Комментарий преподавателя после проверки моей экзаменационной работы:
"Dzień dobry Zorii. Gratuluję. Zdałeś egzamin. Zdobyłeś 146,5 punktu na 150. To 98%. To rewelacyjny wynik! Na koniec kursu otrzymujesz najwyższą ocenę - celujący (6). Brawo!"

Во-первых, как это жить в стране и не знать языка? Мы здесь всего 3,5 месяца, и я уже могу вполне сносно объясниться на бытовом уровне, а на литературных чтениях я понимаю практически всё.

Если такими темпами будет дальше - через год пойду преподавать в университет. Уверен, за два стихотворения отсюда меня уже никто не попросит, как в Виннице в университете.

Во-вторых, чем больше человек знает языков, тем больше он человек. (Wie viele Sprachen du sprichst, sooft mal bist du Mensch.“ J.W. Goethe).

В-третьих, новый язык, как дисциплина для мозгов - лучшее пугало для сытости, чванства и Альцгеймера.

В-четвёртых, остаюсь евреем: прежде, чем придти в Bla-blaschool, я обошёл несколько мест в #Варшава - это лучшее, и я ни разу не пожалел.

А наша любимая учительница, пани Дарья (ни слова не понимает по-русски) - просто светлый ангел, которого лично я готов слушать часами! Благодаря ей я перестал бояться открыть рот в присутственных местах. Во всех остальных (не родных) языках, я - как умная собака: всё понимаю, а сказать - стресс.

#zoriyfine, 18.03.19, #Warszawa.




Нехама Павловская

Нехама (Нехоме) Павловская (в девичестве Файн), 1898 (Брацлав) - 1972 (Тульчин), старшая дочь зарубленного в погроме (1919) Хаима Файна и погибшей в концлагере Бейлы Файн (1941), старшая сестра моего деда Дувыда. В 1942-м её дочь Клару, беременную, украинские полицаи спустили под лёд на реке #ЮжныйБуг (после войны их судили). Её сын, Лёва Павловский, обаятельный, образованный, знал несколько языков, был связным между лагерем и партизанами (имел возможность покидать и проникать обратно в лагерь). Перед самым освобождением его поймали и в числе прочих, связав верёвками, живьём закопали в г. Немиров.

На момент погрома (1919), гибели отца, она была уже образованой молодой замужней женщиной в местечке #БрацлавВместе с некоторыми членами семьи пережила концлагерь#МертваяПетля в с.#Печора Винницкой области.

Вглядитесь в это одухотворённое и одновременно печальное лицо. О трагической судьбе своей семьи она предпочитала молчать. Фото прислал вчера её внук Борис Островский.

Новая страница книги #БеСиятаДеШмайя.