Instagram

понедельник, 31 июля 2017 г.

Уверена, что еще не раз буду перечитывать её...

"Книга "Кофе-брейк с Его Величеством" меня впечатлила и заворожила, я просто ее "проглотила". Мне было приятно получить книгу из рук автора с автографом.  Дорога до Киева пролетела, как одна минута. Я погрузилась целиком и полностью в истории, рассказы, заметки, эссе. Написано легко, интересно, богато, стиль и слог письма изумительны. Фото Зория приносят массу удовольствия. Мне было приятно рассказывать своим знакомым о самом писателе (насколько я его знаю). В далекие 80-е годы мы росли в одном дворе). Я была знакома с семьей Зория, это интеллигентные, умные и творчески богатые люди.

Читая книгу, я как-будто путешествовала с Зорием и погружалась в его впечатления, радость, боль. Вместе с ним я переживала и плакала, у меня болела душа и накатывались слезы. Я очень остро чувствую боль еврейского, да и любого другого народа, который столько страдает. Хочу пожелать Зорию написать еще много прекрасных книг, которые принесут людям удовольствие и помогут взглянуть на мир по-другому. Крепкого Вам здоровья, счастья, любви, семейного тепла, творческих успехов. Храни Господь Вашу семью и Вас. Спасибо за полученное удовольствие. 

P.S. Уверена, что еще не раз буду перечитывать её."

Елена Бохенко, Винница, Киев.

История Винницы в одной семье


Уникальный фотодокумент: первоначальный памятник жертвам расстрелов винницких евреев в Пятничанском лесу (территория нынешнего Зелёного хозяйства), и мои родственники читают над братской могилой Амулэ ("Аль Мале Рахамим", поминальную молитву). Вторая слева - моя прабабушка Соня Лехтер. Здесь лежит её свёкр, семидесятичетырёхлетний старик Ицхак-Моше Лехтер. По левую руку от неё, с Сидуром в руках, Шмил Малиц. Рядом с ним, в белой шляпе - его племянник, Давид Малец, военный лётчик, в лётной книге которого задокументировано 385 боевых вылетов во время Второй мировой войны, шурин моего деда. Рядом с ним - его старший брат Анатолий Малиц и Тома, невестка Шмила. (Написание гласной в фамилии чиновники поменяли). Здесь похоронены также родители Давида - Шлойма и Сурка Малиц, и сестра Шлоймы - Рая. Переживший войну Шмиль читает Амулэ по родному брату и сестре и по моему прапрадеду.

А як вважаєте ви: краще цей меседж залишити в цій послідовності, чи в зворотній?