Instagram

четверг, 7 апреля 2016 г.

От этой публикации меня все отговаривали

Несколько слов о вчерашнем концерте в филармонии. Наверное, такого не надо писать. Потому что и без того низкий уровень культуры в обществе. Все профильные  учреждения, в том числе и филармония, из кожи вон лезут, чтоб организовать концерты, пригласить артистов, обеспечить наполняемость залов. А тут такой камень в свой огород от не чужого человека...
Но вчерашний Александр Николаевич Скрябин - Концерт для фортепиано с оркестром - это было событие из ряда вон выходящее по своей антимузыкальности. Рядом со мной сидела педагог солистки. Я спросил, ее: "Они что: ноты увидели только утром перед концертом?" Оказалось - нет. У них было пять-шесть совместных репетиций.
Так почему тогда виолончели с контрабасами не могли сыграть чисто параллельные октавы в спокойном месте?! Почему духовые дули куда хотели, а струнные не могли попасть в унисон?! Фальшь от всего оркестра стояла такая, что тех, кто кашлял в зале, хотелось попросить кашлять еще громче, чтоб перекрыть эти невообразимые диссонансы! А солистка в какой-то момент бросила подбирать ноты убежавшего пассажа и молча ждала следующую цифру, чтобы вступить с оркестром...

Понимаю, нельзя такого писать. Профессиональный оркестр у нас в городе остался последний, единственный. Но если звучал он, как школьный, как на это реагировать?!

Правда, на бис пианистка блестяще сыграла небольшую пьесу. Сама, без оркестра.
—А!! Ну как, реабилитировалась?!- сразу же повернулась ко мне ее педагог.
—Одна за всех? Не зачет, - улыбнулся я.

Кстати, сам филармонический Steinway, который стоит целое состояние и за которого государство когда-то его отвалило, иногда звучал, как расстроенное пианино из кабачка, позванивая и позвякивая на отдельных нотах. Интересно, у человека, который его настраивает, есть квалификация? А в самых тихих местах произведения, на глубоком пианиссимо, я поднимал голову вверх: какие-то приборы под куполом постоянно "фонили" и звучали громче, чем фортепиано на сцене...


P.S. Заранее хочу извиниться за резкость тона и перед всеми теми, кто воспримет мои слова, как личную обиду. Цель этой публикации - не указывать на недостатки, а общими усилиями поднять уровень культуры в нашем городе еще на одну ступень. Ведь не только дьявол в мелочах, и Бог - в мелочах. Но и вся жизнь: личная, общественная, социальная, культурная, и даже, если хотите - духовная - тоже в мелочах. Думаю, коллегам трудно будет со мной не согласиться.

P.P.S. Перед антрактом меня, как мецената, вызвали на сцену, чтоб разыграть среди зрителей мой сертификат на съемку. Чтоб это не выглядело слишком топорно и чванливо - а в зале сидели и уважаемые мною педагоги, я сказал в микрофон:

— Не обессудьте! Хоть я и просидел двадцать лет за роялем, но пианистом так и не стал! Тем более, не смогу так прекрасно сыграть Скрябина, как наша гостья! Поэтому, делаю для искусства, что могу: вот раздаю карточки на съемки!

Зал дружелюбно зааплодировал.

P.P.P.S. Около десяти вечера раздался телефонный звонок. Звонила педагог:
—Пожалуйста, удали то, что ты написал!
—А что я по-вашему не так написал?
—Я не читала, но мне передали, что что-то ужасное!
—Тогда я лучше Вам сейчас напою что-нибудь из репертуара Карузо, и Вы сами убедитесь, какой Карузо был ужасный исполнитесь. Да, и кстати, по Вашей же просьбе я записал концерт на видео - а это уже документ. Он лишает мои аргументы голословности.

P.P.P.P.S. Спустя неделю написал настройщик рояля... А вот это уже - совсем другая, почти детективная история! Загляните, не поленитесь...)