Instagram

пятница, 23 марта 2012 г.

ДВА КИТАЯ (zoriy: авторская статья)


Трудно представить себе две системы в одной стране и в одно и то же время…
Недостроенный социализм в прожитой нами истории плавно перетек в мародерство с элементами монархического шоу, - оба строя с оглядкой на двадцать прошедших лет независимости одного от другого – лишь повод пофилософствовать за чайком о царе-батюшке. Да и гордость за то, что пролитая кровь отцов-дедов не пропала даром, в жисть не позволит признать  неправоту общих целеустремлений.



То ли мы сильно развиты, то ли идеологию слишком близко к сердцу принимаем, - только маленькая красная книжечка со словами великого Председателя, которую каждый китаец носил у груди, дала плодов больше, чем полные собрания сочинений всех наших вождей вместе взятых. Удивительное дело. Человеку внутренне организованному, тонкому, живущему в гармонии с окружающим миром вдруг стали созвучны слова Мао: «Революция - это не званый обед, не литературное творчество, не рисование или вышивание; она не может совершаться так изящно, так спокойно и деликатно, так чинно и учтиво».
Дальше идут призывы к борьбе. Дальше – лилась кровь…


Жаль, братья из южных провинций не смогли разделить эту всеобщую радость. Они тогда находились под страшным империалистическим гнетом Англии (Гонконг) и Португалии (Макао). Да и с Тайванем не все так однозначно – военное положение в течение 38 лет никто не осилит – все-таки пролив в 150 км, отделяющий остров от материка, позволил буржуазному правительству отмежеваться от коммунистических собратьев.


Великобритания захватила небольшой островной архипелаг вокруг островов Гонконг и Коулун в середине 19 века. Это был лакомый кусочек, который чужеземцем никто так просто не отдал бы. Потому в 1898 году пришлось подписать «договор аренды» с Поднебесной на 99 лет, который в 1997-м благополучно закончился. Город-государство Гонконг, состоящий из 262 островов, был торжественно передан в состав Китайской Народной Республики. Правда, мудрые китайцы не стали выбрасывать рояли из окон и «переплавлять колокола», как мы в далеком 1917-м. Они придумали новую государственную программу - «одна страна – две системы».


Если попробовать объяснить на пальцах – это равносильно тому, что нам – особенно с учетом нашего нынешнего экономического состояния - вдруг «подарили» бы… Нью-Йорк. К слову - Гонконг – мало чем ему уступает. А кроме того – здесь зона сейсмической безопасности, потому город-красавец раскинулся на 1100 квадратных километров - его жилые небоскребы достигают 73 этажа в высоту, а офисные – 118. Крупнейший в Азии порт и аэропорт, из которого в любую из азиатских столиц – максимум 4 часа лету – он раскинулся на огромном намытом острове, и беспилотное метро соединяет между собой его просторные терминалы.


Когда здесь появился первый автомобиль - он был - как и подобает в Британии - с правым рулем. Сейчас шоссейные безсветофорные развязки пронизывают насквозь небоскребы делового и банковского центра Острова Благовоний («Гонконг» в переводе с китайского) и в тоннеле под проливом Виктории, оставляя над головой океанские лайнеры, убегают дальше, на завоеванный позже остров Девяти Драконов (Коулун).


Свою недавнюю колонию, "одолженную" у Китая на 99 лет, британская корона "вернула", восстановив суверенитет Поднебесной, только 15 лет назад. После этого, коммунистическое правительство дало еще 50 лет автономии, конец которой местные жители ожидают с глубоким смятением. Безвизовая система, свободная экономическая зона, своя валюта и паспорта, университеты и Экспоцентр мирового уровня, - перечислять можно до бесконечности отличия от материковой части страны. Даже мер города - не просто не член партии, а еще и католик! Местные жители с большим трепетом отзываются об утраченной королеве, а иногда на сдачу вам еще дадут монетку выпуска середины восьмидесятых с изображением Елизаветы Второй…


Пока весь материковый Китай строил социализм, здесь строили небоскребы и давали людям «путевку в жизнь». Ничего, что только начальная и средняя школы – в обоих учатся по шесть лет – здесь бесплатны – год в университете обходится около 10 тысяч американских долларов, - по количеству высшего образования на душу населения Гонконг обошел крупнейшие мировые столицы. А местный диплом МВА – вообще занимает второе место в мировом рейтинге.


Лица свободные, раскрепощенные – ни тени шовинизма: на огромных сити-лайтах в метро красуются молодые и немолодые пары, явно связанные внутренними узами, но смешанной внешности.  Побывать в Гонконге и не прокатиться в метро – равно как и на канатной дороге – значит не окунуться в ритмику этих дисциплинированных умных людей, не прочувствовать личную ответственность каждого из них за всеобщее благосостояние.

Отдельная история о том, как в метро попасть. Нажимаешь на огромной схеме кнопку с нужной тебе станцией – высвечивается требуемая к оплате сумма. Мы ехали в Лантау, сумма была 24,50 гонконгских доллара. Первую двадцатидолларовую бумажку автомат принял – вторую – отказался – ищите, типа, мельче. Девушка за стойкой в кафешке напротив, смеясь, наблюдая за нашей борьбой с ветряными мельницами, - протянула нам размен.


Иногда навстречу попадаются люди с марлевыми масками на лицах. Помните, у нас во время эпидемии гриппа несколько лет назад вообще был на них бум?! А помните главный лозунг, почему нас убеждали их носить?!

Правильно – чтобы не заразиться!

Так вот, в Гонконге их носят те, кто чувствует недомогание – чтобы не заразить других.

Я подумал, что в моей стране, где «своя хата с краю», - такого уровня общественного сознания не добиться никогда.

Сразу бросаются в глаза разноцветные такси – не пестрые, а строго разграниченные по цветам: красные, зеленые и голубые.

Красным можно ездить везде, в частности в деловой центр и Коулун. У зеленых – ограниченный маршрут – им можно ездить далеко не на все острова. А голубые – вообще – только в пределах небольшого архипелага Лантау возле аэропорта. И никогда, ни за какие деньги таксист голубой машины не повезет вас за пределы дозволенного.

Среди таксистов много пожилых людей. Однажды, мы что-то громко обсуждали, сравнивали, галдели, возвращаясь в красненькой машинке после вечерней прогулки по «Долине Счастья» («Happy Valley»), что-то типа «Улицы красных фонарей» – водитель беззвучно ухмылялся, но его узкие глаза еще больше сужались в хитрой улыбке. Мы переглянусь и сразу перешли на украинский – ведь старшее поколение Китая поголовно учило русский язык в школе.


Сама «Долина счастья» – чистенькая и однообразная, такая же, как сотни других – только вульгарные мулатки за руки тащат тебя в бары и без того переполненные пьяными англичанами. Неизысканная и грубая публика вызывает только отвращение.

Я про себя отметил еще в аэропорту Стамбула, что мир измельчал. Люди тусклые, озабоченные, личностей мало. Рядом со мной на скамейке сидел чернокожий господин в очках тонкой оправы и в шикарном костюме, на рукаве которого, с наружной стороны так никто и не отпорол огромный лейбл производителя. Впрочем, он его явно выставлял напоказ, жуя двухдолларовый бублик с кунжутом.

Кругом – портреты Стива Джобса. Одинокий, пустой, страшный и холодный мир – даже Стив на фоне своей индустрии смотрится, как иллюзионист, который понял, как сделать, чтоб этот мир, в погоне за истеблишментом, отдавал последние деньги за все новые и новые примочки к его айподам, айфонам, айпэдам… Впрочем, он поставил этот мир на колени, как никакой другой император, когда его игрушки стали символом достатка, престижа и даже роскоши. Настоящая Iкона эпохи. Не забуду один филармонический концерт в Москве в начале 2011-го: бабушка с внуком оба отделения не могли уняться, пересылая друг другу какие-то картинки на двух белоснежных айпедах… Концертный зал и музыка… - они были уже вне всего этого…


Кстати, о музыке. Включил я в номере отеля телевизор. Центральный телеканал: тройной состав большого симфонического оркестра, даже на тяжелой меди играют дети до 12 лет. Прекрасная многокамерная съемка с тремя кранами – за операторским пультом мастеринг проводит явно опытный оператор с хорошим музыкальным вкусом. Я замер. Никогда я не слышал - ни в Москве на концертах, ни в ином месте, ни в грамзаписи такого чудесного проникновенного исполнения… Чайковского.


Через две недели я стоял у закрытой двери музея Петра Ильича в доме фон Мекк в Браилове, где он беззабвенно создавал свои лучшие произведения. Двадцать лет назад мы с супругой участвовали в церемонии открытия этого музея. Теперь здесь – комнатки при ПТУ.
Ответьте мне! Если уже сегодня китайские дети играют русскую музыку лучше русских взрослых – что будет завтра?!


Интересная еще по телевизору реклама. О чем бы ни говорилось – финал одинаков: все сотрудники фирмы выстраиваются в шеренгу и во главе с руководителем с общим поклоном скандируют на своем рыкающем языке подобие двустишия. Занавес.
А за то, что строитель в ролике высыпал грузовик с мусором в недозволенном месте – реклама закончилась для него настоящей тюрьмой.

… На Пике Виктории дуют сквозные ветры. Местные перекупщики продают сувениры, а среди них – чудесные «картины маслом», как удачно однажды выразился герой Машкова, Давид Маркович. Причем стоимость их – смехотворная (в Эрмитаже продавали крохотные фотокопии по цене здешнего полуметрового полотна).

— Это там, в остальном Китае вам надо письменное разрешение на вывоз картины или каллиграфии с красной правительственной печатью, - здесь в Гонконге – свободная зона, - смеется продавец.
Отсюда, с высоты 554 метров открывается прекрасный вид на город, который Объединенное Королевство воздвигло на другом конце света.

(Сейчас стоимость жилья здесь ок. 8000 долларов США за 1 кв метр, а в престижных районах – 20-30 тысяч. Средняя зарплата – ок. 1400 американских долларов плюс премии и 13-е зарплаты.)


Что их точно объединяет с остальным Китаем – так это запрет на рождение второго ребенка. Причем четкой цифры штрафа за ослушание нет - в каждой провинции чиновник сам определяет «величину подношения» - и зависит она от многих факторов, в т.ч., от достатка семьи. В Гонконге шепотом рассказывают историю, как одного влиятельного бизнесмена заставили таким образом уплатить штраф около 100 тысяч американских долларов – это немыслимая для Китая сумма в подобной ситуации.

Если попытаться заглянуть внутрь – так и останется загадкой, как эта власть, разрешающая и бл%дство, пьянки, и кругом вседозволенность, - сумела найти нотки, чтобы сделать внутренними рабами миллиардный народ! Да еще и с примесью конфуцианского воспитания.


Да так причем, что когда группа китайцев приезжает на отдых – на всех из них до единого одинаковые безобразные желтые ситцевые рубашки, разрисованные безвкусными пальмами в елочку…

Но однажды я увидел нечто удивительное. Вдоль вечернего океана с высоко поднятой головой и чуть вздернутым к верху носиком, запахнувшись  в черное, как ночь, кимоно, расшитое золотыми птицами, из-под которого были видны только белоснежные руки и шея, гордо шла стройная высокая китаянка, очевидно из северных провинций. За руку она вела мужчину, старшего вдвое, маленького и с проседью. Мужчина еле стоял на ногах, но покорно ковылял за ней, во всю горлопаня какие-то дикие песни.

— Это муж… – ответил наш китайский гид на мое недоумение, спокойно провожая их взглядом, — у нас принято, что красивые девушки выходят замуж по расчету за таких, кто им в отцы годится, а разве у русских не так?! — Я промолчал, а про себя добавил: а еще китайцы - как и русские - безбожно пьют…


Пару раз я наблюдал за влюбленными парочками вдоль набережной. Правда, трудно было понять по отрывистости и жесткости их языка – что они: объясняются в любви или выясняют друг с другом отношения?!

Прямо вдоль берега снуют на маленьких мопедах старушки-торговки жемчугом. Они постоянно жуют какую-то противную красную кору с наркотическими свойствами – отчего создается ощущение, что они жевали бритву и порезались. Кстати, за 50 граммов наркотика в стране – смертный приговор. Были случаи, когда ни просьбы послов, ни даже президентов, не спасли своих граждан.


Жемчуг у нее красивый, крупный, но, естественно, не настолько отшлифованный, как на заводе, где цена будет в 50-100 раз дороже. Цифры выводим ногами здесь же, на песке. Китайцы очень любят торговаться – вплоть до того, что ради красивой торговли могут уступить товар ниже себестоимости. Так одна торговка лакированными расписными дощечками (сувенир, типа наших матрешек) на рынке настолько воодушевилась, что вместо 400 юаней, которые она просила, а мы «сбили» цену до 70-и — не хотела нас отпускать: обнималась, жала руки, хлопала по ладошкам и просила сфотографироваться.

Огромный необъятный трехэтажный торговый центр полностью рассчитан на туристов, в первую очередь, русских. На Хайнань им из Красноярска – 7 часов лету по прямой. Технику продают честно: вот оригинальный айпед за 900 долларов, вот китайская (улыбаются) подделка за 100 долларов, а вот – наш фирменный китайский планшет – для вас он - ноунейм, но у нас таким пользуется вся страна – продукт внутреннего рынка – за 300 долларов.


Впрочем, так смело называть цены в долларах больше себе не позволяют нигде. В отеле я пытался поменять какие-то деньги на карман – мне отказали со словами, что нас пропишут только послезавтра, а до этого времени – ничем помочь не могут.

Горничные чаевых не берут – ну разве что один-два юаня – метнув быстрый взгляд по сторонам – быстро засунут в подол передника. А однажды мы дали ей завалявшиеся пять гонконгских долларов – она так же озираясь – выбросила их в углу коридора.

С обменом выручали вездесущие русскоговорящие китайские гиды.


Хитрюги редкие! Называясь русскими именами – они объегоривали русского брата почем свет и среди бела дня. А наши, понимая все это, только потешались – впрочем, какая им разница, как уплывут все равно запланированные на растрату деньги? Так однажды гиды привезли нас пообедать с наваров в 300%! Но иногда они проявляли и благородство – впрочем, уверен, если разобраться, наверняка им грозила бы потеря лицензии..

Везли нас однажды с острова обезьян на каком-то страшном облезлом битком набитом бусике. На полном ходу у него разрывает колесо. Неопытный водитель вместо того, чтобы плавно сбавить скорость, дал резко по тормозам. Чудом на соседних трех полосах, поперек которых нас со страшным креном начало кидать, никого не оказалось…


Потом еще ни один вечер наше маленькое тайное общество пассажиров этого рейса собиралось, чтобы распить чудесные маленькие коньячные бутылочки с нарисованным морским коньком – ароматную настойку местного разлива – молча, не чокаясь, только обмениваясь многозначительными взглядами – и каждый в этот момент дорисовывал в воображении, где бы мы все сейчас могли быть…

Гиды с извинениями подарили каждому пострадавшему прекрасный чайный набор с редким сортом зеленого чая…


… Накупив жареных каштанов, садишься в городской автобус. Билеты недорогие, система оплаты напоминает Москву 80-х. Кондукторша, перевязанная роскошной бордовой вышитой и расписанной иероглифами хоругвью с правого плеча под левую рученьку, деньги в руки не берет – только пристально смотрит, сколько ты положил в прозрачный пластиковый опечатанный ящик. И на свое усмотрение дает сдачу. Может и не дать. Даже если автобус будет совершенно пустой – девушка эта так и не присядет.

С умилением смотришь, как к двум пожилым русским дамам с вопросом: «девушки, можно между вами присесть?» подсаживается третья. Публика изысканная – путевки в Китай недешевые.


Здесь, в Санье – печать социализма на всем, хотя вокруг и дорогие отели. Как правило, государственные. Нам пытались на пальцах объяснить устройство экономики Поднебесной. Выглядит это примерно так: пятьдесят один процент любого предприятия всегда принадлежит государству. Оно принимает решения единолично, но честно выплачивает остальным участникам их долю по рыночной цене. Если снесут дом – дадут квартиру.

Удивительно видеть детей в пионерских галстуках, возвращающихся со школы. Рядом красуется бейджик со штрих-кодом, чтоб его не перепутали. Дети в обоих частях Китая красивые, со счастливыми лицами – только в континентальном - одеты скромнее.

Разглядывая прохожих, видишь, что хлеб им дается нелегко, лица удрученные, тяжело прожитая жизнь, много скорби, похожи на наши… Глупое заблуждение, что все китайцы – на одно лицо. Да, веки приспущены и глаза раскосы, но само расположение и глаз и бровей – всегда различно. Кроме того – горные и южные народности – меньше ростом и смуглее, северяне – белокожие, стройные и очень красивые.


Вдоль всего побережья проходят свадебные фотосессии. Кажется невероятным, что каждый день столько пар вступают законный в брак. Приглядевшись – видишь среди них и русских. На самом деле – это отлаженный сервис, в нашем отеле даже на ломанном русском было о нем объявление. Сервис красивый. Приезжает бусик с выбором платьев и костюмов, визажистом и парикмахером, фотографом с ассистентом-осветителем – и за 300-350 долларов вам проведут чудесную свадебную фотосъемку на фоне океана с развевающейся фатой, которую поддерживает спрятанная сзади маленькая китаянка. Правда, на тех фотографиях, что были вывешены в качестве образцов, вместо океана было большое светлое пятно, но ценна ведь сама память о событии… и невероятно длинная фата…

Медицина бесплатная, антибиотики стоят копейки. Правда в амбулатории палата всего одна, врач принимает на ходу, а капельницы взрослым и детям ставят прямо в коридоре. На лицах персонала – будь-то больничного или гостиничного – всюду читается идеология со странной примесью некого оцепенения. Лица уборщиков, рикш, солдатиков-пограничников – не настолько тяжелые с хищными крокодильими взглядами, как, например, в Египте, - но больше напоминают белорусскую границу. Впрочем, там они более затравленные, усталые и потухшие, а здесь - идеологически светятся особым непроницаемым холодом.

Страна мирового контрафакта – внутри, весьма точная в расчетах. Даже минеральная вода разливается в бутылочки, емкостью 490, 570, а однажды мне попала в руки – 596 мл!

Светофоры не соблюдает никто – вот бы нашим гаишникам раздолье было! Наоборот – перейти улицу или проехать на «зеленый» - практически невозможно. Наши решили вдохнуть экстримом и заказали велорикшу из центра до отеля. Стоило – как такси, 40 юаней, но вот впечатлений было… Мало того, что он на огромных перекрестках и не думал тормозить – он еще и сигналил, чтобы автобусы с грузовиками расступились перед Моськой.

А вечером после традиционного литра блек лейбла открывалась душа – мы собирались у рояля в холле и озвучивали всему Дальнему Востоку, что красивее, протяжнее и напряженнее украинской песни – на свете нет ничего!

Жаль только администрация отеля была не настолько чуткой – и уже после третьей нашей песни каждый раз намеревалась вызвать полицию…


По материалам поездки автором сделано два фотофильма:
"Гонконг. Канун Рождества." Смотреть...
"Китай. Остров Хайнань." Смотреть...


Комментариев нет:

Отправить комментарий