Instagram

воскресенье, 21 декабря 2014 г.

Ханука в Брацлаве, на родине моего отца.

Вчера я устроил отцу праздник - мы съездили на празднование Хануки в его родной Брацлав. Он встретился со старыми друзьями и даже дальними родственниками. Радости не было предела. А ведь всего несколько дней назад мы его чуть не потеряли - сахар в крови упал до 1,5 ммоль/л - Оксана с соседями успели вызвать скорую - тем и спасли...
Так здорово его видеть жизнерадостным и в строю.




Брацлавчане устроили нам на редкость теплый прием, столы тоже были переполнены. Но главная тема разговоров и тостов - гонения, Холокост, расстрелы. Мы даже посетили небольшой замечательный музей еврейского быта в одном из брацлавских домов. Спасибо Фаине Баек за бережное сохранение экспонатов и неудержимую энергию по воссозданию еврейского штетла.


И действительно, в годы войны в Брацлаве было создано гетто, в нем погибло около двух тысяч евреев. А недалеко от Брацлава, вверх по течению Южного Буга, в Печорах, куда многие из нас сегодня выезжают на отдых, напротив Сокольца, - был концлагерь, в котором находилось более 40 тысяч евреев со всей южной Украины. Вот интересный материал...




Вообще, эта тема мне настолько интересна и откликается болью в сердце, что сразу после выхода своей книги размышлений, эссе, заметок и писем, - я сразу приступаю к сбору и подготовке материала о евреях в Украине, их быте, традициях, - и в Брацлаве в первую очередь. Неоценимый вклад в сохранение истории местечка внес Ефим Львович Цирульников, жаль, что уже написанная им книга о Брацлаве, так пока и остается только в рукописи.

Но когда мне дали тост - я говорил о другом: "Хватит тиражировать боль!" (Впрочем, пару дней назад я сам писал об этом в заметке "Грустная Ханука"). Но сегодня была причина.

Брацлав ценен совершенно другим. Не просто так он является местом паломничества евреев со всего мира. В маленьком городке ортодоксов Цфат, на севере Израиля, когда я сказал, что мой отец из Брацлава - на меня смотрели с восторгом. Здорово.
Я вспоминал об этом в размышлениях о Святой земле.

В моей нынешней книге есть особая статья, ключевая, и она совсем не о евреях - скорее о том, что нас всех должно объединять. "Еврейский цадик и парижская богоматерь в украинском Брацлаве". Эта статья написана 12 лет назад.



Если проехать вдоль реки ниже старой мельницы Солитермана, прямо из воды выступает "камень раввинов". На нем когда-то отдыхали, молились, беседовали великий ребе Нахман со своим любимым учеником Натаном, который записывал за учителем все притчи, сказки и просто изречения. Нахман похоронен в Умане, Натан - в Брацлаве. (Даже сегодня в народе говорят о чудесном месте, "поповом камне", овевая память о нем новыми легендами).

Я писал когда-то, что долго искал в Иерусалиме, в самом конце Меа Шеарим, маленький книжный магазинчик, в котором продавалась одна из книжек Нахмана "Пустое кресло". Правда, когда я заговаривал о Нахмане в других лавках этого самого ортодоксального иерусалимского квартала - продавцы резко отворачивались от меня. Почему?

Институт хасидизма и цадиким (благочестивых, святых), последователей живой трепетной веры, не обремененной условностями исполнения буквы, возник, как противовес ортодоксальному иудаизму, чем вызвал в итоге херем (запрет, проклятие) виленского Гаона. История стара, как мир, и сегодня она с точностью повторяется на примере религий, вышедших из иудаизма.

Всего могил цадиков по всей Европе около пятидесяти. Более тридцати - в Украине. Брацлавский ребе был одним из таких светильников...

Оказывается, мой дед построил дом недалеко от развалин старинной синагоги. На дверных косяках даже сохранились старинные мезузы.

Об этом я и говорил вчера за столом небольшой дружной еврейской общины, которая осталась (можно сказать - сохранилась) в этом славном замечательном подольском еврейском местечке...
  

Комментариев нет:

Отправить комментарий