Instagram

среда, 15 апреля 2015 г.

Предисловие Л. Баевой к книге "Кофе-брейк с Его Величеством"

Жизнь – это путешествие по дороге, высвеченной огнями наших собственных чувств, впечатлений, размышлений, постижений и открытий. Именно они определяют подлинную жизнь, отличную от стандартной, повторяемой, и этой уникальностью создают необходимый градиент движения – рождают ветер перемен, само путешествие, бесконечность жизни и поисков.



Представленная книга – это путешествие в пространстве и времени, внутреннее  путешествие души и даже не описание жизни, сколько сама жизнь. Поэтому деление ее на главы весьма условно. А все пространство и длительность книги объединены и сопровождаются повторяющимися «знаками приоритета» - темами разделенности и неделимости, судьбы и предназначения, возвышенного и земного, окрыленного и «обрубленнокрылого» (по словам автора), выбора и ответственности, неразрывными с понятием внутренней свободы.
  "Еврейский цадик и парижская богоматерь в украинском Брацлаве" - рассказ о предназначении, судьбе, но уже в самом названии можно разглядеть и другую тему – разделения и неделимости – иудаизм, католицизм в православной Украине.

Эта же тема находит развитие в "Путешествии по святой земле".
«Такое ощущение, что весь гомон мира слился в этом великом городе – вечном, как сама история, возвышенном и воспетом, разделенном и неделимом».

Ее мы слышим в очень камерной и выразительной "Ночи в Африке". Разделенное и неделимое - отдельные голоса, в которых вдруг обнаруживается слаженность; ветер, который отделяет, но погружает в твой целостный мир; мечеть, в которую не пускают, но «указывают» на коптскую церквушку; разделенные в обрядах мужчины и женщины единой веры; христианская вера в различной степени ее человеческого проявления; ну и, конечно, живое оживает, как и должно оживать в пустыне.

Нельзя отрицать влияния религии на формирование мировоззрения и жизненного уклада, оттого странствие без попыток объемного религиозно-культурного рассмотрения истоков кажется поверхностным. Австрия, Чехия, Польша, Хорватия, Франция, Германия, Латвия, Эстония, Финляндия, западная часть Украины – страны преимущественно католической, протестантской или лютеранской веры.

Мир рационального и рачительного, большей самостоятельности и проявления человеческого «эго», отсюда и возникающие темы: повседневности и отлаженного быта, интерьера и дизайна, уютного трамвайчика, как символа дома ("Балтийский чужак", "Семь дней вокруг света"); свободы творчества и фантазии ("Нюрнберг: сказка и трагедия"); неслаженного эгоиста и хора ("Дождь в городе"); языка бога и дьявола; Бога, нуждающегося в нас ("Война и мир"). Россия, Украина – страны православного христианства. Мир иррационального, души, душеполезности (Витторио Страде), изначально присущей внутренней свободы и душевного простора, и потому "одинаково радушный всем" и всему, как "свидетельство безграничности жизни, но и ответственности, которую каждый из нас несет самостоятельно" ("Между Гете и Гоголем").

В этом разнообразии и расточительности ты можешь как быть, так и не быть, в нем обязательно случаются моменты, когда "крикнув громко: "Бокудзю!!!", всегда, как по команде, отдавая честь под козырек, душа тебе вторит: "Я здесь!" ("Крымский поход").
Из любой поездки мы возвращаемся домой, на "родную, близкую-близкую землю". Но на этом путешествие не завершается, а продолжается уже в других измерениях. Многие рассказы этой книги очень символичны, имеют помимо линейных, вторые и третьи смыслы, некоторые, подобно нотам, полностью написаны на языке символов и, чтобы услышать мотив и основную тему, их необходимо "исполнить". "Пустыня" – рассказ о рождении души, которую было бы глупо заполнять ропотом, унынием и отчаянием ("Пятница,13. Экзистенциальный ужас"). Поэтому вместе с автором мы боремся внутри своих двух "я", своего "ада" и "рая" ("Рождественская ночь"), мчимся на всех скоростях, останавливаемся на поворотах и выбираем... самостоятельно ("Чужой взгляд"), смело идем навстречу судьбе и предлагаемым ею обстоятельствам ("Гроза в поле"), граним душу ("Огранка души"), попадаем в "Ночной лес", из которого всегда есть выход…

Выход – оказаться в самой судьбе, стать человеком судьбы, воспользоваться "дыханием Бога ‒ чувством свободы и способностью творить миры". Выход, впрочем, как и вход ‒ это творчество и любовь ‒ "наивысшая форма человеческого существования и стяжательства, «небовыражение», ограниченное величиной личности человека" ("Творчество").

На этом, пожалуй, стоит остановиться и позволить читателям самим пройтись по страницам очень емкой, непростой, различной по настроению и содержанию книги. И, как из любого странствования, вернуться несколько иными, чтобы продолжить путь.

"Никогда не нужно бояться зайти слишком далеко, потому что истина ‒ еще дальше". М. Пруст.



Лариса Баева, доцент, кандидат химических наук, старший научный сотрудник Института рганической химии УНЦ РАН

Подробнее о книге: http://fine.com.ua/rus/novosti/coffee_break/

Прочитать фрагмент книги на Google Books: