Instagram

пятница, 5 августа 2016 г.

Сегодняшний день мы провели на кладбище с баллончиками для граффити

Сегодня кладбище на Пятничанах было особенно многолюдным. Море машин. Увы, повод собираться в таких местах у людей всегда скорбный. Сережа, смотритель, устало заглянул в окошко моей машины и спросил: тебе точно нужно именно сегодня въехать внутрь? Мы с ним старые приятели, понимаем друг-друга с полуслова. Я ведь частенько наведываюсь сюда. Один...

Но сегодня нам нужно было попасть непременно. Через две недели, 18 августа, у мамы День рождения. И я кое-что должен сделать...



...Стыдно сказать, но цепи вокруг моих могил в последний раз мы красили с бабушкой более тридцати лет назад. А больше, в общем-то, и некому было. Черный лак на массивных цепях сохранился хорошо, а вот золотистые, с зеленым отливом, верхушки опорных столбиков совсем поблекли. Помню тогда, в детстве, ради этой красоты, бабушка разводила бронзовый порошок - бронзянку - на... пиве. Это было забавно. Еще помню жуткий солнцепек в тот день: бесконечно долго было красить кисточкой все звенья цепи.

Сегодня мы с Максом справились намного быстрее: не знаю, была ли тогда краска в баллончиках?

...Здесь лежат все мои рядом: мама, папа, дедушка Мика и прабабушка Анна. Еще стоит стела бабушки Поли с ее портретом и свежевыбитой датой - два месяца назад. Жаль, она похоронена далеко. Когда в 1979 г. умерла прабабушка Анна, дед купил сразу несколько мест на кладбище. Бабушка еще удивлялась: зачем такие траты?

Теперь удобно: пришел и поздоровался сразу со всеми. Особенно удобно для следующего поколения. Впрочем, если когда-нибудь вспомнят...

Макс сегодня был здесь впервые. Когда умерла бабушка Ира в 2008-м, он был совсем маленьким. Когда в январе 2015-го, полтора года назад, умер дедушка Фима, мать Макса строго-настрого запретила всем своим детям присутствовать. А зря. Дедушка Фима внуков любил. Кстати, именно благодаря ему, Макс смог когда-то поехать в Болгарию и занять первое место на конкурсе бальных танцев.

А еще Максу понравился прекрасный вид на город, который открывается с главной аллеи кладбища. Я же только улыбался, ведь этому месту в моей книге посвящено отдельное эссе.

...Сегодня тоже стояла невыносимая жара. Термометр в машине показывал плюс тридцать четыре. Зато краска высохла быстро. Жаль только, что маковки столбиков на ограде больше не поблескивают золотисто-зеленоватыми переливами. Закрашенные вместе с цепями в общий черный цвет, они постепенно и из моей памяти сотрут тот памятный день из моего детства, когда бабушка Поля не пожалела целую бутылку пива, чтоб замешать на нем бронзовую пыль...