Instagram

суббота, 27 ноября 2010 г.

Кофе-брейк с Его Величеством. (zoriy: авторская статья)



Женщина-офицер в кителе поверх черного хиджаба знаками попросила посмотреть одним глазом в зеркальце специального прибора, чтобы сделать сканирование радужной оболочки глаза.
...Нас принимал самый строгий (здесь можно угодить в тюрьму даже за перенос в сумке баночки пива) из всех семи Объединенных Арабских Эмиратов – эмират Шарджа. Чиновники – арабы, обслуживающий персонал – индусы. Здание аэропорта в виде гигантской мечети с высоким минаретом освещено зелеными фонариками, особо почитаемыми в исламе. На парковке стоят чистенькие невероятных размеров джипы.
Отель «Хилтон» – часть всемирно известной сети респектабельных отелей находится в соседнем эмирате Рас-Аль-Хейм. Огромный мраморный зал фойе: в центре торжественно стоит черный рояль, над стойкой рецепшн – портреты шейхов.



– Недавно умер старый шейх – вся страна неделю была в трауре, не работали ни школы, ни магазины, – жалуется пианистка, посматривая на часы: после 45 минут музицирования у нее есть 15 минут перерыва, – и я за неделю ни копейки не получила.
Приятная украинская девушка из Львова, она приехала сюда сразу после окончания консерватории три года назад. Живет и питается в отеле, получает 70 долларов за 4 четыре часа игры. Треть заработка отнимает русский агент, устроивший ее на работу. Но девушка не жалуется, дает еще частные уроки, мотается за 80 километров в Дубай. Ее муж – бас-гитарист и бывший сокурсник кочует в вагончике с цирком по Германии, так и живут. Раз в год встречаются в Украине. Говорит, что последний приезд домой оставил удручающее впечатление какой-то унылостью, апатией во всем, серостью и отсутствием перспектив…
В том мире, где она находится сейчас, каждый обязан сиять. Улыбка ни на минуту не сходит с приветливых лиц индусов и китайцев, которых здесь большинство. Маленькие тщедушные человечки, они работают по 16 часов в сутки за копейки, но счастливы и ничего не хотят менять в своей жизни.



– Я живу уже здесь 10 лет, – рассказывает водитель-индус, которому поручили покатать нас по Дубаю. – У меня в Индии осталась семья, дети.
– Не скучаешь по дому?
– Скучаю, но могу себе позволить навещать семью только раз в год.
– А что, дома работы нет?
– Есть, но здесь мне хорошо, я привык.
– У тебя хорошие условия проживания?
– Да, отличные! Мы живем в общежитии по семь человек в комнате…
Дубай – это невероятный город из стекла и бетона, где каждый небоскреб соперничает с другим причудливой архитектурой или особым отливом своих тонированных стекол. Тут к небесам устремляются и надутые паруса в стекле, и перевернутые лодки, и дворцы халифов. Здесь же находится самое высокое здание в мире, и самый большой океанический аквариум. Ты чувствуешь себя, как в мультфильме «Немо», – прямо перед тобой акулы и гигантские скаты, и разделяет вас лишь огромное в несколько этажей стекло.


Припарковаться нигде нельзя – тебя отовсюду гонят.
– В этом городе всем дай только деньги-деньги! – жалуется наш водитель-индус, в сердцах захлопывая дверь своего авто. – Поедем в другое место…
Бензин стоит копейки (в четыре раза дешевле, чем у нас), но услуги – дорого. В таксопарке, в основном, «Тойоты-Камри», которые мчатся по городу со скоростью 160 километров в час. Подвесные магистрали, словно нити между небоскребами, еще выше, над головой – беспилотное метро на воздушной подушке. Людей нет. Только «Ягуары» и «Мазерати».
Много русских. Беспошлинная зона, отсутствие налогов, английский язык наравне с арабским является государственным, доступные всем кредиты – все это не может не притягивать наших. Правило простое: земля, на которой ты стоишь, всегда принадлежит шейху, но ты можешь арендовать ее за три доллара за квадратный метр в год и хоть на сто лет.
Шейх в этом заинтересован, и если у тебя не хватит средств, то выдаст кредит под 3% годовых. И о кризисе здесь никто не слышал. Да и дармовая нефть из всех семерых только у эмира Абу Даби. Но есть четкое государственное планирование инвестиций.




И пусть не летают дешевые самолеты арабских авиалиний прямо в Дубай, где гигантский аэропорт находится в самом центре города, не беда, на такси в соседнюю Шарджу рукой подать. А вылетая из страны, в dutyfree можно купить водку – арабские чиновники после прохождения контроля этого уже «не видят».
Это подтверждает удивительное качество восточных взаимоотношений. Напоминает детскую игру для малышей: закроешь глаза – и никого...



Люди очень приятные, добродушные, открытые. После экономического саммита я подал нашим бизнесменам идею пообщаться лично с шейхом во время кофе-брейка. Арабские чиновники были удивлены: им видеть такое было непривычно. Шейх, окруженный плотным кольцом из наших, с огромным удовольствием рассказывал о своей стране, подписывая каждому из нас в подарок книжечку о своем маленьком королевстве.
А я всматривался в его окружение и сам с собой играл в угадайку – кто из этих господ в белых сутанах, сандалиях на ногах и одинаковых красных арафатках на головах сотрудники спецслужб или хотя бы личной охраны монарха?



За много лет в своей стране я привык к бесконечным дотошным протокольным проверкам (несмотря на то, что ближайшее окружение Президента знало меня в лицо), разборкам-сборкам фотоаппарата, запретам на общение по мобильному телефону, вкопанными прямо в поле металлоискателям. И все это повторяется не только при появлении президента, но и любого из чиновников высшего эшелона власти.
Помню снайперов на холмах Черкащины пару лет назад, четыре бронированных «Мерседеса» с одинаковыми номерами и три группы вертолетов, причем даже начальник первого подразделения охраны не знал, из которого выйдет сам президент.
К слову, все это происходило в глухом селе, в котором чуть больше тысячи жителей. Что говорить, у нас богатая страна, и соблюдение безопасности гаранта Конституции стоит дорого. (Мне всегда интересно, есть ли в этих бронированных авто плазма соответствующей группы крови, как это принято в США?)



На берегу Персидского залива ничего подобного не было. Попрощавшись с гостями, Его Величество сел рядом с водителем в свой белоснежный «Мерседес» и спокойно уехал.
На Востоке даже шейх – равный среди равных. И я видел, сколько искренней теплоты и преданности было в глазах его подданных, которые долго еще стояли у ступенек респектабельного «Хилтона», провожая взглядом машину своего господина.

Я вернулся в отель, сел за рояль и выдал двадцатиминутный концерт – попурри из еврейских песен. Хоть как-то отыгрался за то, что из-за открытой израильской мультивизы, пришлось заказывать себе новый заграничный паспорт. И, что удивительно, мое попурри всем было по душе.





P.S. На фото сверху: с шейхом эмирата Рас Эль Хейм Его Величеством Моххамедом Эль Дассими. (Отель Хилтон, 22.11.2010, ОАЭ).

На фото внизу: подписанная шейхом книга о Его эмирате RAK с именной дарственной надписью.