Instagram

воскресенье, 27 мая 2012 г.

Последний штрих к картине Поленова (zoriy: авторская статья)

Есть у меня в друзьях одна семья. Дружим мы давно, хотя видимся редко - они перебрались жить на берега Оки, а я остался - у Южного Буга. Но каждый свой визит в Москву я стараюсь выкроить денек-два, чтобы электричка укатила меня подальше на юг от Москвы, аж за 101-й километр - и не даром в песнях Розенбаума звучат слезы по поводу этих мест.




Я вспомнил об этом, когда стоял позавчера на последнем звонке в спортзале тихой сельской школы - где двое выпускников-девятиклассников, Паша и Владик - сыновья моих друзей - неприлично ярким пятном выделялись на фоне урожденных в этих местах детей, а пожалуй и внуков-правнуков тех, кто попал за этот пресловутый рубеж не по доброй воле.

Впрочем, дети везде прекрасны, поселковая власть, в отличие от местного настоятеля, смогла подобрать теплые и понятные им слова, напутствуя одиннадцатиклассников, да и девятиклассников тоже, в большую жизнь. Потому как только эти двое красавцев-парней и выказали желание остаться дальше в школе, - остальные все до единого уходят...



Родители устроили детям настоящий праздник - повезли в ресторан, заказали всякой вкуснятины. Каждому из них, четверых детей в этой семье отведено особое место и любовь - мама вернется в дом, если не попрощалась на день с одним из них.

Ну разве что маленькой Даночке, как единственной дочке в семье, достается немного больше родительского тепла, впрочем ее не балуют, а только подчеркивают, что среди них растет настоящая будущая женщина.

Мы объездили в тот вечер большую территорию вдоль долины Оки - я когда-то часто выезжал сюда из Москвы, а после пожара, вообще около года жил с семьей в заброшенном ныне пансионате. Здесь недалеко и дача моего друга, Народного художника СССР, Андрея Андреевича Тутунова, - правда, за огромными заборами новых соседей уже и не различишь бурого деревянного сруба постройки 40-х...

Да и некогда было.
Мы мчались в Поленово встретить закат над высокими кручами Оки. Именно - встретить, а не проводить, когда уходящее солнце как бы дарит нам, уступает, этот вечер - и дальше только от нас зависит, как мы распорядимся его тишиной и разлитым над рекой покоем.


Пока мы неспешно прошли от машины, разговаривая и фотографируя пейзажи и старинную церковь, мои герои уже стояли впереди на мостике и целовались. И казалось - кроме них двоих в этом мире никого нет.
— Да-а... - задумчиво протянул мой брат, - я никогда не видел, чтобы через двадцать прожитых лет люди сохранили такую свежесть отношений...

А я узнал пейзаж, который открылся перед нами - именно с этой точки в Третьяковской галерее представлена одна из поздних картин Поленова, - неколебимый русский дух как бы высится над излучиной гордой реки. Только теперь я увидел, чего именно не хватало для большой точки в той картине - не хватало двух любящих людей: пусть маленьких и малозначащих в композиционном плане, - но одухотворяющих весь пейзаж великим чувством, на которое способен вслед за небожителями только человек...

Только человек и может "раскрасить" пейзаж, который в сущности, нейтрален и сер, а также "впечатать" в него свою любовь, свой светлый взгляд на мир. Я иногда сталкиваюсь: двое фотографируют одно и тоже - у одного картинка "неживая", у другого - аж светиться!
Отчего это? Только от одного - чем наполнен внутренний мир того, кто нажимает на кнопку...

...А среднему сынишке, Олежке, мама в шутку наказала тихонько подойти ко мне и потереться рукой, чтобы быть "таким же талантливым, как дядя". А я в ответ взял да и потерся об него. Мальчик взглянул на меня с удивлением и сказал: "Я понял! Вы собираете свои таланты понемножку от каждого!"

P.S. На верхнем фото: старинная церковь в парке Поленово.

Комментариев нет:

Отправить комментарий