Instagram

суббота, 5 ноября 2016 г.

Отец спел доченьке колыбельную

"Эта известная песенка записана мной для одного-единственного слушателя - для моей маленькой доченьки Анны. Но я предлагаю её послушать всем. Потому что, может ещё кто-нибудь из родителей последует моему примеру и сделает своему ребёнку такой же необычный подарок."


Ссылка на эту статью в Телеграм.

Долго я не решался, но всё-таки, как и обещал - записал для ребёнка колыбельную. Обещал, правда, когда Анечке было всего два месяца - сейчас ей пять. Девочка восприняла песенку хорошо: вначале слушала, как зачарованная, затем стала широко улыбаться и махать ручками-ножками. Когда финальные патетические аккорды отзвучали, дедушка сказал, что песенка подходит для физзарядки. Согласен, уснуть под такую экспрессивную импровизацию сложно. 
Не знаю, как для Анечки, но для её папы эта запись была знаковой. Во-первых, я совершенно не умею и никогда не умел петь. Я писал уже, что в Гнесинке мне ставили пятерки по сольфеджио только за диктанты. "У вас - национальное горло", - отмахивалась профессор. Во-вторых, я очень хотел сделать для ребёнка что-то необычное, нестандартное. Не просто пособирать для неё всякой музыки - нате, мол, слушайте. (Кстати, одно другому не помешало. Всю беременность Оксана слушала Шопена, Шуберта и сонаты Моцарта, а после роддома я записал на флешку множество вторых, кантиленных, частей из сонат и симфоний классиков и романтиков, — теперь плеер в кроватке постоянно тихонько включён, даже во время сна.) В-третьих, само действо: когда ты в студии звукозаписи, перед микрофоном - это поднимает самооценку и включает целый спектр положительных эмоций! И даже когда все твои труды всего лишь ради одного слушателя - это тем более вдохновляет.

В студии я провёл чуть больше часа. За это время, без всяких репетиций, я наиграл целиком два дубля на рояльную midi-клавиатуру, мурлыча себе под нос мелодию. Затем мы записали голос. Тоже в два прогона целиком. Особенно трудно было сохранить образ. Мне хотелось, чтоб передалось ребёнку тепло отцовского голоса, пусть даже шёпота. Я постоянно вспоминал, как первый раз мы привезли Анечку ко мне в студию, и я там наигрывал ей эту песенку на фортепиано: она слушала — буд-то впитывала.

Сама композиция, уверен, всем хорошо известна. Музыку написал Исаак Дунаевский на слова Василия Лебедева-Кумача. Исполнена она была в кинофильме "Цирк" (1936 г.) Некоторые куплеты, из тех, что я напел, в фильм не вошли, что-то было вырезано цензурой. В самом фильме ещё есть один куплет, половина которого поётся на грузинском, половина - на узбекском языках. От него я отказался. Также я не стал петь по-русски тот куплет, который в фильме исполнил на идише великий Михоэлс - смысл тот же - я его исполнил только на идиш. Также, ради символизма, я переставил куплеты местами: первым звучит на мамэ-лошн — языке, на котором мне в детстве пели колыбельные песни бабушки и дедушки. Второй куплет - на украинском: языке моей Родины и родном языке моей жены-украинки Оксаны. А дальше - всем известные (и неизвестные) куплеты на русском.

В целом, этой записью я горд. Потому что, Анечка, когда вырастет, обязательно это прочитает осознанно. И послушает песенку с особенной, только ей одной известной, улыбкой на лице. И мне будет приятно, на каком бы свете я ни был...


#zoriyfine #идиш #yiddish #AnnaFine #lullaby #колыбельная #circus #film #кинофильм #viglig #wiegenlied #цирк #сон #приходит

Комментариев нет:

Отправить комментарий